?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Пер Гюнт. Ленком

Когда-то любой билет на любой спектакль этого театра был самой заветной мечтой неких сестер-близнецов, а про главрежа этого театра эти сестры думали, что это их любимый режиссер.
Но время шло, и это время раскидало данных сестер и этот театр во главе с этим режиссером в разные этические и эстетические лагеря.

Этот спектакль мы выбрали для того, чтобы за его просмотром отметить наш день рождения с друзьями. Во многом выбрали условно: условно было удобно в этот день и в этой точке Москвы, условно это было компромиссом наших театральных предпочтений с оглядкой на вкусы товарищей. Я шла в этот театр и не могла вспомнить, сколько лет я туда не заглядывала, и что я там смотрела в последний раз…
На удивление моя память сработала отменно: все было как прежде – гардероб, лестница, зеркала, столик, где продаются программки, я даже вспомнила сразу, как лучше пройти на наши места, да что говорить, покупая билеты, я с легкостью вспомнила, на каких местах видна сцена, а не голова соседа спереди.

И ровно так же моя память узнала почерк некогда любимого режиссера: выход музыкантов прежде того, как погаснет люстра, четкая сценография, яркие танцы, резкий шумовой эффект, выхватывающий зрителя из полусонного состояния комфорта… И в чем-то мой мозг и моя память благодарно откликнулись на это узнавание. И я даже успела порадоваться, что выбрали мы именно этот спектакль, что он очень гармонично вписывается в концепцию «день рождения – грустный праздник», и гармонично сочетается с мыслями о быстротечности и бренности…

Спектакль для меня разделился на две части – ровно по антракту.
Первая часть понравилась гораздо больше, показалась интереснее и созвучнее мне, и уходя на антракт я ждала, что во втором отделении эта тема разовьется, и спектакль пойдет «вглубь» и дожмет тему выбора и поиска, и я увижу нового М.А. Захарова, нового мыслителя с уклоном в экзистенциализм. Но надо понимать, что М.А.Захаров – режиссер не экзистенциональный…

И вот во второй части стало очевидно, что режиссеру интереснее поговорить о насущном, а не о вечном… И история Пера Гюнта безусловно для него более интересна как некая канва, по которой можно наносить привычный рисунок на полотно спектакля. Все те же танцы и к ним добавились «остро-социальные» фразочки с прямой направленностью в зал. Не скажу, что меня это раздражало, как не раздражал сосед сзади, явно неплохо проведший время в буфете (счастливчик – не за рулем), данный сосед очень непосредственно воспринял обращения и посылы в зал, и считал своим долгом отвечать на каждую такую реплику. Я заскучала… Не совпали мы тут…

Но был и забавный для меня и тут пассаж. Уж не знаю, что хотел сказать режиссер именно в этом моменте, но я явно услышала не то… Думаю, что сцена в психушке предполагалась как остросоциальная, а я-то по простоте душевной и не от большого ума восприняла ее как карикатуру. Когда Пер Гюнт начинает обвинять, что все воры и блаблабла согласно вечной обвинительной песни, у меня возникла мысль: «а судьи кто?» Бездельник, впавший в гордыню, нарушающий все законы (и речь тут не только об административных правилах или уголовных законах). Мне показалось это смешным, но скучным…
Меня посетили мысли, что актер Антон Шагин сильнее режиссера, и в нем есть какая-то внутренняя пружина, какой-то потаенный нерв, что даже танцуя и улыбаясь, он остается «злым», что в нем-то как раз экзистенциализма предостаточно… Вот бы нашелся режиссер, который бы «вытащил» бы все это из него на суд благодарным зрителям…

Вычитала в отзывах достаточное количество сожалений, что у Захарова Пер Гюнт так и не состарился. Для меня же это очевидно: в этом весь Захаров – Захаров-оптимист, Захаров-жизнелюб, Захаров-гуманист, да-да, несмотря не весь свой ироничный сарказм или саркастическую иронию, Захаров прежде всего светлый автор, и свет в финале у него все равно возьмет реванш. Так мы видим Пера Гюнта не постаревшим и сломленным человеком, который возвращается на круги своя, который возвращается на то место, где все только начиналось для того, чтобы там и закончить свой земной путь. Нет, мы видим подлинного Пера Гюнта глазами «духа» Озы и незрячими глазами Сольвейг, мы видим того, кого они так любили, и таким, каким они его любили.

Спектакль в целом довольно красивый. И были в нем моменты, которые мне будет приятно вспоминать: просветленная улыбка Антона Шагина пришедшего в избушку к Сольвейг, его отчаянье: «рухнул мой замок» - и стена разлетается карточным домиком, мягкая красота Аллы Югановой, птицы над головой «духа» Озы и иже с ней, прекрасную пару - Сольвейг и Пера Гюнта, залитых нереальным светом…
Спускаясь по лестнице в гардероб, я заглянула в зеркала, и сомн мыслей и воспоминаний пронеслись в моей голове: невозможно повернуть жизнь вспять, невозможно изменить себя, невозможно вернуться к себе той далекой, но возможно попытаться попробовать на вкус свои воспоминания…

Comments

twins_en
Apr. 23rd, 2017 08:08 pm (UTC)
Re: режиссер для летающего Шагина
Возможно, Брусникина и подойдет, но мне кажется, что ему нужен более активный и изобретательный режиссер.
К сожалению, я спектаклей Брусникиной мало видела, но ее "круги чтения" я воспринимаю немного "хрестоматийными" и old fashion

Profile

twins_en
twins_en

Latest Month

May 2018
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel